Get Adobe Flash player

Клуб "Жезнелюб"

Как это ни поразительно, но с наступлением холодов танцевальный сезон в киевском Гидропарке длится целый год. Собираются в основном пенсионеры. И, пожалуй, главное, отчего большинство из них идет в Гидропарк на эту единственную нынче в городе открытую танцплощадку — неустроенность личной жизни, щемящая тоска одиночества. Испытывать его порой можно, даже если рядом дети, внуки. Но значительно острее, если ты совсем одинок. И людской поток по выходным стекается сюда со всего города и даже пригородов в поисках человеческого общения.
В Гидропарк шли пенсионеры и раньше, когда круг их культурных интересов на одних лишь танцах не замыкался. Со временем эта площадка заменила малоимущим все, что когда-то было доступно среднему гражданину: театры, кино, выставки, концертные залы… Для многих она теперь — единственное место культурного досуга.
Посетителям Гидропарка необычайно импонирует, что именно здесь звучит музыка, которую почти нигде теперь не услышишь. Например, вальс военных лет «Ночь коротка». Стиль «ретро» тут в музыке преобладает. И старые мелодии, нахлынув горячей ностальгической волной, мысленно уносят пожилых людей в далекие дни юности или зрелости.
Вальсируют пенсионеры просто классически. Ничуть не хуже, чем Карла Доннер в «Большом вальсе». А когда звучит полузабытый фокстрот, пожилые люди выписывают ногами такие «кренделя», что закачаешься. Но старое поколение уходит, а с ним навсегда могут уйти с обычной танцплощадки и эти бальные раритеты.
Среди других танцует в Гидропарке и поколение победителей. На войне они не раз видели «пляску» огня и смерти, уносившую тысячи жизней. Им повезло, они остались живы. По улицам освобожденных фронтовиками городов Европы теперь гуляют «новые русские». А победители по выходным просто идут отдыхать в парк. Общаются с ровесниками, вспоминают о горячих военных днях, танцуют и побеждают свой возраст, свои 70 или 80.
Яков Петрович Рудник (ему 83 года) с супругой, 72-летней Зинаидой Александровной, в Гидропарке каждый выходной уже добрый десяток лет. Чувствуется, человек Яков Петрович скромный, застенчивый. И о своих фронтовых заслугах говорит скупо. Воевал на I Украинском фронте, в частях моторизованной пехоты. Боевой путь закончил в Чехословакии и в 1946 г. вернулся на родину. Работал столяром на стройках Киева. А жена — отжигальщицей на военном заводе. Редкая, согласитесь, специальность. В печах с высокой температурой обжигала детали для авиационных приборов.
Почему выходные супруги проводят именно здесь? «А где же еще, — искренне удивляется Зинаида Александровна, — при нашем скромном семейном бюджете? Здесь бесплатно…».
Восемьдесят — возраст, конечно, почтенный, но чтобы танцевать — оказывается, не предел. Ветерану Отечественной Петру Григорьевичу Мартинцеву — 92. Воевал в 162-м Гвардейском стрелковом полку 54-й Макеевской дивизии. Туговат на ухо, однако слышит. При нем, как и положено старому человеку да еще и инвалиду I группы, всегда паспорт и твердые зеленые корочки с фотографиями. На одной — ушедшая из жизни полтора года назад супруга. На другой — сам Петр Григорьевич в темно-синем костюме, на котором его боевые награды: медали и орден Отечественной войны II степени. Еще одну память о войне он носит на теле: два ранения. Одно из них, тяжелое, получил на плацдарме в 35 км от Днепра.
И все же танцует дедушка. Да еще как! И в паре с партнершей, и по молодежному, раскачивая в такт мелодии приподнятыми вверх руками в белых вязаных перчатках, и приплясывая, притопывая ногами. А ведь ранен был именно в ногу.
Открытая танцплощадка Гидропарка — хотя вряд ли об этом догадывается большинство ее посетителей — всегда была негласным достоянием клуба «Жизнелюб». Возник он в начале 80-х и объединил многих участников войны, ветеранов труда, возраст которых по уставу не ниже шестидесяти. Первым его членам сегодня за восемьдесят.
Уже к концу 90-х танцплощадка переживала не лучшие времена. Бетонный пол испещрили бугры и рытвины. Возможность травматизма для посетителей была реальной. В жару над площадкой, точно дымовая завеса, стояла пыль из песка и бетона.
Весной 98-го прошел слух, что француз-предприниматель собирается приобрести территорию для автодрома. Потеря этой площадки могла обернуться для пенсионеров настоящей драмой, означая потерю и налаженного, привычного ритма жизни, где движение в танце стало для них необходимостью. Да и здесь уже много лет существовало их особое жизненное пространство — островок природы, музыки и танца, своеобразный приют жизненного вдохновения.
И тогда «жизнелюбы» поднялись на защиту своего единственного в городе культурного завоевания, написав письмо в Киевскую госадминистрацию. Уже через три дня пенсионеры получили ответ от А.Омельченко, где сообщалось, что данная площадка закрепляется за членами клуба «Жизнелюб» и передается им на вечное пользование. А еще через неделю развернулись работы по благоустройству.
30 мая, в День Киева, возрожденную танцплощадку открывали торжественной церемонией. Начальник Главного управления культуры при Киевской госадминистрации А.Быструшкин преподнес президенту клуба Анне Степановне Лазаренко большой пышный каравай.
Александру Александровичу Омельченко пенсионеры направили благодарственное письмо: ведь в век повсеместной чиновничьей глухоты они были услышаны. И это вселяло надежду, что в будущем не разрушится созданный ими мир привычного общения. Как немного все-таки нужно нашим старикам, чтобы чувствовать себя почти счастливыми…
Маргарита Александровна Кочулова — «жизнелюб» с самым большим клубным стажем, почти 20 лет. В 43-м ей было 13. Вспоминая войну, говорит о себе с грустной иронией: «ранена в голову». Хотя как такового ранения вовсе не было. Ее рана — горькая память об оккупации Киева, все пережитое, что застряло в мозгу, словно металлический осколок.
…Три повестки на работу в Германию. Затем — биржа труда. Оттуда 13-летнюю Риту направляют в немецкий военный госпиталь на Печерске (ныне 408-й). А там не полы приходилось мыть, нет! — выносить груды «пушечного» мяса, кровавых послеоперационных отходов. Над этими тазами ее мутило, слезы катились рекой, и все ее существо пронизывал огромный всепоглощающий ужас.
Тяжелые сны с кошмарами пережитого приходят к ней и сейчас. Иногда перед памятью бессильно даже время.
Такие, как Маргарита Кочулова, остарбайтеры на оккупированной, на своей земле ни гроша не получат от правительства Германии за каторжный труд. Но, может быть, держава еще обратит на них свой пристальный взгляд. Ведь пенсии, заработанные в послевоенные годы, не обеспечили им безбедную старость.
…И все-таки это удивительное поколение.
В солнечном мае и в холодном январе танцует Маргарита Александровна в Гидропарке. Жизнелюб она не только по статусу своего клуба, но и в истинном значении этого слова.
Нынешний президент «Жизнелюба» Галина Сергеевна Юрьева, возглавившая его три года назад, когда не стало А.Лазаренко, — настоящая берегиня клубных традиций. Каждую среду жизнелюбы собираются в клубе «Энергетик», устраивают литературные вечера, викторины, поют, поздравляют именинников. А по выходным спешат в Гидропарк…
Наверное, учащенный танцевальный пульс Гидропарка почувствует всякий, кто хоть раз окажется на шумном музыкальном «пятачке». А еще он заметит, что эта площадка — зеркало наших проблем. Крошечный слепок с непростой и во многом драматичной сегодняшней жизни.

Ольга АНУФРИЕВА

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить